Марина цветаева и сергей эфрон история знакомства

Знаменитые любовные истории

Она стала первым в истории отечественной литературы автором, У Марины был трепетно любимый муж Сергей Эфрон и. Марина Цветаева и Сергей Эфрон. год. Фото: Наталья Кочеткова. В Государственном музее истории российской литературы. Молодой москвич Сергей Эфрон - высокий, худой, с огромными "цвета моря" глазами - подарил Марине в первый же день знакомства.

Денег на учебу не хватало, разорившийся отец не мог ему помогать, внешностью, уверенностью и манерами Осип тоже не блистал. Это был очень странный молодой человек: Необычная осанка делала его похожим на верблюда, полуприкрытые веки — на огромную дремлющую птицу.

Одни восхищались его стихами, другие относились к ним прохладно: В юности Цветаева была беспокойной и язвительной барышней, доставлявшей домашним немало хлопот. Тогда же Марина тайком пристрастилась к наливке — пустые бутылки выкидывала в окно, не заботясь о том, что может попасть в случайного прохожего, а то и в возвращающегося домой отца.

Марина Ивановна Цветаева

В ту пору она была пухлым, круглолицым, нескладным существом в очках и с торчащими во все стороны прямыми волосами — дурнушкой, чьи стихи домашние высмеивали. Отец Марины Иван Цветаев был создателем и почетным опекуном Московского лицея изящных искусств имени Александра III, ныне — Пушкинского музея Через несколько лет Цветаева похудела, ее волосы стали виться — она добивалась этого долго, для чего стриглась чуть ли не наголо, ходила в чепце.

От очков отказалась, и близорукие синие глаза стали казаться большими. Красавицей ее назвать было нельзя, но на нее оглядывались.

Мандельштам был ей не пара, однако их влекла друг к другу не страсть, а то, чего нельзя выразить в словах: Но было и другое: Мандельштам всерьез увлекся очаровательной женщиной, а Цветаева искала в мужчинах то, что не видно с первого взгляда. Нескладный еврейский юноша показался ей волшебным принцем — гений узнал гения.

Эфрон, Сергей Яковлевич — Википедия

Мягкий, доброжелательный Сергей Эфрон оказался в роли Галатеи: Марина его создавала,а он не возражал и пытался перевоплотиться в ее фантазии С мужем у Цветаевой получилось иначе: Сергей Эфрон был очень хорош собой, те, кто знал его в молодости, говорили об удивительном сочетании ясных голубых глаз и золотых волос: Характер у юноши был изумительным, происхождение — романтическим: Эфрон был сыном ушедшей в революцию барышни из древнего дворянского рода Дурново и еврея-народовольца.

Талантливый дилетант, пробовавший себя в актерстве, милый молодой человек, легко заводящий друзей, он идеально подходил мрачноватой Марине — внешний образ был хорош, а содержание сочинила. Мягкий и доброжелательный Сергей оказался в роли Галатеи: Цветаева его создавала, он не возражал и пытался перевоплотиться в ее фантазии.

Она была поэтессой - он тоже начал писать, на доставшиеся в наследство деньги молодые организовали издательство Со стороны брак казался счастливым: Марина с мужем и детьми — дочерью Ариадной и сыном Георгием домашние его звали Муроме годы Беда в том, что муж — литературный персонаж, лучезарный принц из сказки — не смог разбудить в Цветаевой женщину, да она этого и не ждала, ее идеальный герой был слишком светел и хрупок.

Женщина в ней проснулась во время яркой, скандальной, короткой любовной связи, закончившейся незадолго до того, как Мандельштам приехал в Москву. Верный Сергей Эфрон тут же придумал себе несчастливый роман и рассказал о нем всем, кому мог: Pазбитая и опустошенная Цветаева вернулась к мужу. Сейчас Сергей был на войне, работал санитаром в медицинском поезде и ждал призыва: Сергей Эфрон В начале войны Мандельштам в романтическом порыве тоже рвался на фронт, но по здоровью не годится для службы в армии.

В м патриотические страсти года казались уже смешными, но когда речь зашла об отсутствующем муже, Мандельштам почувствовал себя неловко: Эфрон на войне, а он сидит в его доме и намеревается признаться в любви его жене. Объяснить свое появление тем не менее надо: Быть может, Марина Ивановна покажет ему свой город Так начался их странный роман, состоявший из приездов и отъездов.

Как хорошо бродить по чужому городу с женщиной, в которую влюблен, — очаровательной, близкой и в то же время недоступной. Это хмелит сильнее вина, кружит голову больше, чем опиум.

Цветаева водила Мандельштама по огромному полуевропейскому-полуазиатскому городу, и с каждым днем он все сильнее влюблялся. Они побывали в Кремле и поставили свечку у гроба царевича Дмитрия, побродили по набережным и Замоскворечью, сидели в сквере на Собачьей площадке, любовались московскими храмами.

Москва была не той, что несколько лет назад: На улицах появилось много солдат из запасных полков, в трамваях толкались локтями злые на весь мир заводские рабочие и эвакуированные из западных губерний. Стало больше грубости и грязи, в воздухе витало ожидание чего-то дурного. И все же Мандельштам был очарован городом, ему казалось, что тут еще жива настоящая, допетровская, нутряная Россия. Он много раз пытался объясниться, но ничего не выходило: Цветаева ловко сворачивала разговор или превращала его слова в шутку.

Он вернулся в Петербург — и снова появился в Москве: Осип метался между двумя городами, и это сильно обременяло его тощий кошелек. Он попытался найти службу в Первопрестольной, знакомая дама даже отрекомендовала его в московский банк, но из затеи ничего не вышло. Так продолжалось до лета — в июне он навестил Цветаеву под Москвой, в Александрове, она жила там с дочкой Ариадной и сыном сестры Андрюшей.

Музей Марины и Анастасии Цветаевых. Александров Cёстры Цветаевы с детьми, Эфрон, Минц стоит справа. Мандельштам приехал в Александров для последнего, решительного объяснения. Он был измотан тем, что происходило между ними в последние месяцы, а Марина относилась к нему с большой теплотой, но без всякого надрыва. В маленьком домишке с видом на кладбище, косогоры с пасущимися телятами и учебный армейский плац жизнь текла своим раз и навсегда установленным чередом — влюбленный поэт был здесь не слишком нужен.

Когда он приехал, ему предложили прогуляться, но Мандельштам лег отсыпаться. Он попытался было сесть в единственное кресло, но оно предназначалось цветаевскому племяннику Андрюше, других в него не пускали. Попросил шоколада — единственная плитка оказалась детской.

Но это еще можно выдержать, куда хуже была неопределенность в отношениях. Осипа томило скверное предчувствие. Следующим утром они пошли на прогулку. К его величайшему ужасу, гулять пришлось по местному кладбищу. Мандельштам, Цветаева и двое детей миновали вросший в землю полуобвалившйся склеп. Он увидел торчащие из земли иконы и почувствовал, что добра не будет не только в их отношениях, но и, пожалуй, в жизни.

Даже без надежды на конец? Знаю только, что мне страшно и я хочу домой. В домик заглянула маленькая, темная, постнолицая монашка.

Цветаева и Эфрон История любви

Ее вид встревожил Мандельштама: Ведь это неуютно. Я совершенно достоверно ошущаю запах ладана. Монашка принесла на продажу сшитые ею женские рубашки. Вот помру — и именно в этой, благо что она ночная, — к вам и явлюсь!

Во время следующей прогулки за ними погнался бычок — все четверо бежали от него во весь дух, такого ужаса он никогда раньше не испытывал. Все это казалось ему мистическими знаками. Его любовные дела между тем шли на лад: Но теперь это выглядело по-другому: Александров все больше казался ему каким-то жутким, зачарованным местом, откуда хотелось бежать.

Александров Он не думал о том, что здешняя жизнь могла успеть надоесть Марине, что это его шанс, которого больше может не представиться.

  • Тайная любовь Марины Цветаевой
  • Эфрон, Сергей Яковлевич
  • Тайна отношений Марины Цветаевой и Софии Парнок

Большие поэты чувствуют не так, как обычные люди, то, что он здесь видел, представлялось не долгожданной возможностью завести роман, а знаком беды. Мандельштам поступил как Подколесин: Я здесь больше не могу. И вообще пора все это прекратить. И только весной года она, вместе с дочерью Ариадной эмигрировала из России, переехав в Берлин, где и встретилась с мужем [14] [24].

Член русской студенческой организации, союза русских писателей и журналистов. В году начинается роман Цветаевой с товарищем Эфрона, белоэмигрантом Константином Родзевичем. Эфрон вновь чувствует себя лишним и ищет возможности развестись с Цветаевой.

В одном из писем Максимилиану Волошину он заявлял: Отдаваться с головой своему урагану для неё стало необходимостью, воздухом её жизни. Почти всегда теперь так же как и раньшевернее всегда все строится на самообмане. Человек выдумывается и ураган начался … Громадная печь, для разогревания которой необходимы дрова, дрова и дрова.

Ненужная зола выбрасывается, а качество дров не столь важно. Нечего и говорить, что я на растопку не гожусь уже. Волошину, 22 января г. В конце концов, Цветаева заявила, что не находит в себе сил развестись в Эфроном [25].

Эфрон тоже не ощущал твёрдой решимости разойтись [25]. Разрешить ситуацию помог Родзевич, негативно отнёсшийся к рождению Мура и не желавший брать на себя какую-либо ответственность в отношениях [23]. После его расставания с Цветаевой, Эфрон и Цветаева переехали в Париж [23]. В Париже семья жила в нищете, Цветаевой практически приходилось работать в одиночку из-за обострения туберкулёзной болезни у Эфрона [26].

После нескольких лет в эмиграции Эфрон стал испытывать ностальгию по России, желание вернуться на родину становилось всё сильнее. Главным препятствием к примирению с большевиками он считал память о погибших товарищах [27].

Великие истории любви. Цветаева и Мандельштам

Несколько раз Эфрон заводил с Ариадной разговор о том, что ему лучше уйти из семьи и жить отдельно, однако она возражала [29]. Он начинает интересоваться идеями евразийстваучаствует в развитии евразийского движения, получившего широкое распространение среди российской эмиграции как альтернатива коммунизму.

Постепенно Сергей Яковлевич начинает примыкать к левой части движения, которая, по мере углубления раскола евразийства все лояльнее относилась к советскому строю.

Эфрон тяжело переживал закрытие газеты, вскоре у него начинается возобновление туберкулезного процесса, он не может работать [29]. После того как его состояние критически ухудшилось, Цветаева обратилась с призывом к эмигрантским кругам помочь собрать средства для госпитализации мужа в туберкулезный санаторий [32]. Существует мнение, что именно в этом санатории произошло знакомство Эфрона с советской агентурой [30]. Как вспоминала Ариадна, из санатория Эфрон вернулся окрепшим и бодрым, его жизнь сильно изменилась, он стал подолгу отлучаться из дома [29].

Эфрон начал занимать всё более просоветские позиции, начал читать советскую прессу и литературу. В году Цветаева писала в одном из писем: Использовался как групповод и наводчик-вербовщик, лично завербовал 24 человека из числа парижских эмигрантов. С года жил в Ванве около Парижа. К середине х принял твёрдое решение переехать в СССР, склонил к этому дочь Ариадну, пытался убедить других членов семьи.

Но слухи были опровергнуты и он был оправдан. Первое время ничто не предвещало беды. Однако вскоре после возвращения Марины Цветаевой была арестована их дочь Ариадна. Эфрон был арестован НКВД 10 октября года. После двух лет заключения и допросов физическое и психическое состояние Эфрона начало ухудшаться, в результате чего его поместили в психиатрическое отделение Бутырской тюрьмы.

Согласно заключению врача Эфрон страдает частыми приступами грудной жабы, хроническим миокардитом, в резкой форме неврастенией, а поэтому работать с ним следственным органам можно при следующих обстоятельствах: В своём последнем слове заявил: Ариадна провела 8 лет в исправительно-трудовых лагерях и 6 лет в ссылке в Туруханском районе и была реабилитирована в году.

Маркса, сына писательницы Р. Браслав Витебской области, Беларусь. Опубликованы его дневники